Пятница, 14.12.2018, 21:49Приветствую Вас Гость
Регистрация | Вход
RSS
Дрессировка
Меню сайта
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 2
    Гостей: 2
    Пользователей: 0
    «««назад

    Чувствительность психики

        Многие собаки, независимо от породы, становятся чрезвычайно восприимчивы к настроениям своего хозяина. Я уверен, что некоторые читатели, состоящие в браке, замечали, что их собака пускается наутек или прячется, если начинается семейная ссора.
    Нервность собаки теснейшим образом связана с ее способностью справляться со стрессом. Если мы огорчены тем, что собака плохо выполняет команды, чувствительная собака заметит наше огорчение и ее работа может стать еще хуже.
        Когда я был ответственным за обучение проводников полицейских собак, то часто улавливал через площадку отрицательные "флюиды", исходившие от проводников, если их собаки делали не то, что, по их мнению, должны были делать. У чувствительных собак это, в свою очередь, вызывало ухудшение работы. В результате возникал порочный круг. Мое средство в данном случае всегда следующее: уведите собаку, отдохните и выпейте чашку чая. Проблему этим, конечно, не решишь, но по крайней мере, и не усугубишь.
        Психическое давление со стороны проводника может оказывать очень сильное воздействие на собаку с повышенной психической чувствительностью. Давление может быть следствием того, что его собака не реагирует так же быстро, как собака сослуживца, а может быть, проводнику приказали или выдрессировать собаку или избавиться от нее. А может быть, он недоволен тем, что задерживают его продвижение по службе или обеспокоен из-за подошедшего срока платить очередной взнос по какой-нибудь закладной. Подобные вещи, оказывается тоже влияют на способность собаки к обучению.
    Собаки чувствительного типа чаще всего страдают от проблем, связанных с тревожностью: они портят вещи, воют, лают и даже пачкают в доме, где их оставляют одних. Это происходит из-за того, что собака неустанно ищет подтверждения того, что она поступает правильно. У собаки чувствительного типа уверенность в себе могут разрушить простой упрек, возглас неодобрения или досады и даже поднятые к небу глаза хозяина.
        Хорошо помню одного владельца, с собакой которого случилось именно последнее. "Я подготовил свою собаку, английского бультерьера, для выставки Крафтс, - жаловался он, - но она поджимает хвост при приближении судьи. (Каждый год мне непременно звонят хозяева, подготовившие собак для выставки Крафтс. Вот и сейчас: я пишу эти строки, моя жена говорит по телефону с хозяйкой, которая подготовила к выставке свою собаку породы салюки. Проблема в том, что собака держит хвост высоко, а полагается, чтобы хвост был опущен. В том месте, где она обычно выступает, очевидно, очень жарко, и собака чувствует дискомфорт. В результате она не держит хвост низко. Чего хозяйка хочет от меня? Чтобы я заставил ее собаку волноваться и переживать из-за выставки?)
        Та сука бультерьера была самой милой представительницей своей породы, каких я только встречал. Когда я впервые увидел ее, она взглянула на меня и только что не сказала: "Смотри-ка, человек". Она подошла ко мне с готовностью и радостью, движения ее говорили о том, что она уважает меня, видя во мне высшее существо. Хозяин сразу же заговорил о том, что его беспокоит: ее хвост опущен, а должен быть поднят. По стандарту представитель породы английский бультерьер должен быть гладиатором на выставочном ринге. То, как он ходит с важным видом (что обусловлено формой тела), массивное телосложение, яйцевидная голова похожая на ядро - все это создано природой, чтобы производить впечатление силы и уверенности. Быть гладиатором ринга не означает, конечно, что пес выходит на ринг с намерением драться с каждым, кто там появится. Он только должен производить такое впечатление своей самоуверенной манерой поведения. Короче говоря, по отношению к людям и особенно своим хозяевам собака была настроена так, что демонстрировала совершенно нормальные собачьи позы, желая показать всем свое подчинение. Это не нравилось ее владельцу, у которого были честолюбивые планы, связанные с собакой, но она-то их никак не могла понять. К несчастью, амбиции хозяина отражались на том, как собака держала себя на выставках, ведь он передавал ей свое уныние всякий раз, когда собака вела себя не агрессивно. Уныние хозяина выводило из равновесия собаку, она теряла уверенность в себе и лишь усиливала демонстрацию подчинения, показывая его всей свой осанкой. Скажу честно, это был единственный из моих клиентов, с кем я поспорил. В собаке он видел просто некий инструмент для удовлетворения собственных честолюбивых помыслов. Я убежден, что будь у нее другой хозяин, она проявила бы уверенность, которую ее нынешний хозяин подрывал.
        Следовательно, психическая восприимчивость свойственна как собаке, так и хозяину. Прежде чем начинать дрессировку, мы должны не только изучить тип собаки, за которую мы с этого момента несем ответственность, но и определить, к какому типу относимся мы сами.

        Поведение, характерное для определенных пород
        Попутно мы уже затронули некоторые модели поведения, характерные для отдельных пород. Колли очень быстро учатся, потому что воспринимают сигналы, которые мы подаем не всегда намеренно. Шелти обладают повышенной чувствительностью к шуму и громким звукам, поэтому с ними обычно обращаются очень мягко. Сторожевые собаки сторожат, охотничьи - охотятся. Однако слишком уж часто мы обращаемся с собаками просто как с собаками, независимо от того, для каких целей их вывели наши предки.
        Мне часто звонят владельцы собак, которые говорят, что лай их собаки вызывает нарекания соседей. Когда я спрашиваю, какой породы собака, отвечают, что это немецкая овчарка. Если хозяева не хотят, чтобы их собака лаяла, им лучше завести, например, пуделя, а не держать у себя немецкую овчарку, то есть собаку с высоко развитыми сторожевыми качествами. Одни породы пасут стада, другие охотятся, третьи сторожат, некоторые породы выведены как декоративные, некоторые как охотничьи. У каждой породы свои особенности, и их нужно учитывать при дрессировке. Если этим пренебречь, то может случиться, что мы будем пытаться учить собаку разным вещам, используя метод, который совершенно не соответствует цели для которой предназначена порода нашей собаки.
        К сожалению, курсы обучения, которые проводятся в большинстве клубов по всей стране, весьма стандартны. В них не учитывается специфическое для каждой отдельной породы поведение. В клубах собаководства, куда меня часто приглашают, я не раз замечал, что хозяевам салюки и хозяевам лабрадора задают одинаковые упражнения, когда предстоит научить собак искать и приносить предметы. Очевидно, что для лабрадора выполнение этих упражнений - совершенно неподходящее занятие.
    В заключение рассмотрим совместное действие факторов давления, осязания, слуха, зрения и психики, лишь после этого можно браться за программы дрессировки. Пренебрежение указанными факторами отразится на процессе учения. Если на каждую собаку влияет один или даже несколько таких факторов, то как же вообще научить наших собак чему-либо, притом таким образом, чтобы они учились с легкостью? Ответ на этот вопрос дает методика положительного подкрепления.

    5. Методика положительного подкрепления

        Метод положительного подкрепления можно применять при дрессировке любых животных, но особенно он подходит для собак. Это система, целиком опирающаяся на побудительный мотив (стимул) и отвергающая физическое воздействие или силу в любых их проявлениях. Этим методом могут пользоваться даже дети. Он не требует какого-либо природного дара (таланта) дрессировщика. Он не связан с каким-то особым тоном, выбором подходящего времени, не основан на регулярной практике и не опирается на какую-либо из традиционных теорий дрессировки собак. Все, что требуется - ваш разум и какой-нибудь лакомый кусочек.
        Как научить собаку, чтобы она по команде ложилась в каком-нибудь определенном углу комнаты? Для этого существует два способа:

    1. Можно бить собаку плеткой всякий раз, когда она пойдет в какой-либо другой угол и вообще бить до тех пор, пока она не усвоит, что указанное вами место - единственное безопасное убежище.

    2. Можно дать собаке особенно вкусный кусочек в этом уголке и полностью ее игнорировать, когда она пойдет в какую-то другую часть комнаты.

        Я совершенно уверен, что, прочитав эти строки вы сказали себе: "Ну, это рассуждения на уровне здравого смысла. Что тут такого нового?" Разумеется, это здравый смысл. Каждый владелец собаки ежедневно поступает подобным образом и дома, и вне его стен, не задумываясь о том, что и как он делает. Хотя почему-то, когда требуется сделать некоторое усилие и чему-нибудь научить свою собаку, мы становимся в позу дрессировщика и вспоминаем стародавний подход: "Ты собака, я хозяин. Я приказываю, ты подчиняешься".
        Когда дома вы подзываете собаку, вы обычно намерены покормить ее или взять на поводок и повести на прогулку, или показать, что вы уронили еду на пол в кухне и хотите, чтоб она все подчистила. Действительно, дома мы редко зовем собаку просто так, обычно это происходит по какой-то причине, и в большинстве случаев выполнение команды сулит собаке что-то приятное. В результате лишь немногие люди жалуются, что собака не идет на зов дома. А в ближайшем парке дело обстоит совсем иначе. Вы гуляете, она свободно бегает, играя с другими собаками, охотится за белками, роется в мусорных урнах, в то время как вы погрузились в собственные мысли. У ворот парка вы зовете ее, чтобы вести домой. И тут она, бросив на вас взгляд, направляется в противоположную сторону. (Такое все мы видим на улице чуть не каждый день.) В этот момент вы говорите себе: "Я должен наконец выдрессировать свою собаку". Вы ее уже выдрессировали. Вы преуспели в том, что научили ее не подходить к вам. Как? Очень просто. Собака быстро усвоила: если она не подойдет, то будет вознаграждена более длительной прогулкой. Если же она к вам подойдет, то лишится удовольствия: ее отведут домой.
        Если бы вы применили ваши "домашние приемы" дрессировки команды "Ко мне!", подзывая пса около ворот, давая лакомство и затем делая еще круг по парку, то вскоре, услышав зов, он летел бы к вам пулей. Подкуп? Я называю это здравым смыслом. Сколько раз уже мне приходилось прятать улыбку, когда ко мне обращались люди, которые сталкиваются с проблемами нежелательного поведения своих собак, и я в ответ предлагаю им попробовать награждать собаку за хорошее поведение, вместо того чтобы думать, каким образом наказать ее за нежелательное поведение. Хозяева недоумевают: "Вы хотите сказать, что я должен его подкупать?" По-моему, это довольно забавно: то, чему ученые, психологи и бихевиористы (специалисты по проблемам поведения) придумали замысловатые названия вроде "модификации поведения", "реабилитационная психотерапия", "психология поведения" и так далее, широкой публикой все еще расценивается как подкуп.
        Впрочем, на самом деле важно другое - при правильном применении положительное подкрепление весьма эффективно: оно изменяет нежелательное поведение. Существует ряд основополагающих принципов, которые определяют успех применения положительного подкрепления как метода дрессировки. Но прежде чем начать применять эти принципы или законы с помощью специальных обучающих упражнений в процессе дрессировки собак, необходимо рассмотреть отдельно каждую стадию обучения, ее цель и желаемый результат.

        Как действует положительное подкрепление
        Прежде всего мы вообще должны забыть об упражнениях. Все, что нас интересует для начала - это первый шаг в нужном направлении. Представим себе, например, что мы хотим научить касатку выпрыгивать из воды. Мы даем свисток (команду) и ждем. Затем ждем еще немного, а зачастую бывает, что ждем еще и еще. Очевидно, сначала касатка не имеет представления о том, что от нее требуется, когда звучит свисток. Поэтому нам приходится ждать, чтобы она зачем-нибудь высунула нос из воды. Точно в этот миг мы снова свистим в свисток и даем ей рыбу. Когда она проплывает внизу, мы снова свистим и ждем. Процедура повторяется до тех пор, пока касатка не выйдет на уровень "ага!": "Ага! Когда я слышу звук свистка, я получаю рыбу". Этот уровень понимания - уровень "ага!" - не может считаться закрепленным, до тех пор вы не добьетесь, чтобы происходило десять из десяти возможных немедленных реакций на свисток. Пока это не достигнуто, не следует переходить к следующему этапу дрессировки.
        На первом ее этапе кажется, что прогресс не очень заметен, однако для успеха обучения крайне важно, чтобы каждый этап заканчивался достижением уровня полного понимания. Если вы этого добьетесь, то обнаружите, что, по мере перехода к каждому следующему этапу превращение первоначальной реакции в распознаваемую цепочку движений идет очень быстро. Теперь мы подходим к этапу дрессировки, который называется "формирование". Нам нужно заменить уже сложившуюся цепочку: "свисток - появление носа - обязательная рыбка", новой цепочкой: "свисток - касатка выпрыгивает из воды - рыбка дается иногда". Достигается это следующим образом. Формирование поведения означает, что мы делаем один маленький шаг в нужном направлении и продвигаемся к конечной цели, подкрепляя каждый сделанный шаг. Так мы обеспечиваем безусловное выполнение этой части цепочки, прежде чем двигаться дальше.
        Здесь наблюдается интересное явление: выполнение определенных действий, надежно затренированное с помощью вознаграждения, можно сделать еще более четким, если вознаграждение задерживать. Предположим, затренирована такая реакция касатки: на десять свистков она десять раз немедленно высовывает нос из воды. На одиннадцатый раз говорим: "Недостаточно хорошо, рыбы ты не получишь". Можно предположить, что теперь касатка подумает: "Но я всегда получаю рыбку. Наверное, кто-то ее стащил раньше меня. В следующий раз надо живее пошевеливаться". И на двенадцатый раз вы получите более быструю и энергичную реакцию касатки: она высунет из воды всю голову целиком. За это безусловно полагается рыбка, но теперь и в дальнейшем - только за это.
        Дальше будем формировать цепочку: "свисток -появление из воды всей головы целиком - при немедленной реакции рыбка в награду в десяти случаях из десяти". Лишь затем можно будет перейти к следующему этапу. Кажется, что обучаемый с каждым этапом все скорее понимает, что от него требуется и возникает эффект снежного кома.
        Я намеренно воспользовался примером касатки чтобы подчеркнуть главное: весь процесс обучения может осуществляться без какого-либо физического воздействия. Сначала мы ждем верного шага в нужном направлении и вознаграждаем его, затем закрепляем и придаем законченную форму.
        Хозяин: "Какая разница между всем этим и подкупом?" Я: "Подкуп - это использование награды в качестве соблазна, для того чтобы стимулировать движение. Подкрепление - это вознаграждение, получаемое за добровольное движение". Хозяин: "Всегда ли давать награду?" Я: "Прием действует лучше, если вы даете награду не всегда. Когда модель поведения сформирована, только самая быстрая, ярко выраженная и сильная реакция вознаграждается. Иногда ученику придется выполнить отработанную цепочку шесть или семь раз, прежде чем последует вознаграждение". Хозяин: "Обязательно ли давать в награду что-то съедобное?" Я: "Наградой может быть что-то другое, ради чего, с точки зрения ученика, стоит выполнять определенные действия. Было бы бессмысленно пытаться сформировать мое поведение с помощью тарелки капусты, если я терпеть не могу капусту!

        Как применять положительное подкрепление
        В главе "Как учатся собаки" я рассказал о том, как научил свою первую собаку искать и приносить вещь (соответствует команде "Аппорт!"). Теперь я расскажу вам, как я научил выполнять это задание свою нынешнюю собаку. На обучение моей первой собаки ушло несколько недель, и она так и не научилась выполнять команду по-настоящему хорошо. Это была немецкая овчарка - порода славится хорошей обучаемостью. Моя теперешняя собака выполняет то же задание с огоньком в глазах и невероятной для собаки ее размеров быстротой. Это - японская акита, порода, известная своим упрямством.
        Я провел много времени на дрессировочной площадке, в течение ряда недель обучая мою немецкую овчарку. В течение нескольких дней, затрачивая по несколько минут в день, я обучил акита, ни разу даже не встав с кресла. Используя этот метод, я недавно помог проводнику полицейской собаки достичь того же результата при дрессировке немецкой овчарки. Фактически нам потребовалось меньше обычного времени, чтобы довести совершенно необученную собаку до стандарта министерства внутренних дел, причем достигнутые результаты были гораздо выше тех, которых добиваются, применяя обычные методы дрессировки.
        Кличка моей собаки - Йоко. Поняли? Джон Йоко. Ей было пятнадцать месяцев, когда я реши научить ее искать и приносить брошенный предмет. Сейчас у меня не остается времени, чтобы самому участвовать с моими собаками в соревнованиях, где собаки демонстрируют свои умения, но я все еще сужу такие состязания. И вот однажды один хозяин-участник обронил мимоходом замечание, которое побудило меня учить мою собаку искать и приносить брошенный предмет. Парень сказал: "Вы никогда не научите акита выполнять эту команду как следует". Когда мне бросают вызов, я загораюсь.
        Я сидел за письменным столом в своей приемной, рядом на столе я поставил коробочку с лакомством. Протягивая собаке гантель, я говорил: "Возьми!" Йоко нюхала перекладину, а я говорил: "Хорошая девочка!" - и давал ей угощение. Первое занятие продолжалось около пяти минут, и она получила вознаграждение сразу после быстрой реакции примерно в 60% случаев. В остальных случаях за правильные реакции иногда тоже давалось вознаграждение, но только после того, как собака нюхала стол, карабкалась на меня, лаяла или делала еще что-нибудь, стараясь получить вознаграждение. На следующем занятии в тот же день был достигнут уровень понимания (уровень "ага!"). Йоко тыкалась носом в гантель всякий раз, когда я давал команду. На формирование действия и переход к следующей стадии потребовалось несколько больше времени. В течение четырех занятий по пять минут каждое она пробовала делать самые разные вещи чтобы получить награду. Отношение было: 15%; 25%; 70%; 100%. Теперь я уже требовал, чтобы она не тыкалась в гантель носом, а лизала ее. Не дав ей угощения, когда она в очередной раз лизнула гантель, я попал в точку, что вызвало эффект снежного кома гораздо раньше, чем я сам того ожидал. Она решительно выхватила гантель у меня из рук смотрела на меня, как будто говоря: "Смотри, глупыш, я ее взяла... Давай еду!"
        Никто не может заранее определить модель формирования поведения при выполнении задания. Мы можем запланировать известную структурированную последовательность, но при обучении нам придется руководствоваться темпом, который установит само животное. После того как вы вознаградили собаку за определенное движение, оно должно стать единственным движением, за которое дается награда, пока оно не будет затренировано. Йоко сделала больший шаг вперед, чем я ожидал, и, поскольку я ее с энтузиазмом наградил, мне пришлось ждать, чтобы она его повторила. Это отняло меньше времени, чем я ожидал, но надо учесть, что Йоко очень прожорливая собака.
        После такого огромного рывка вперед вся цепочка действий формировалась очень легко. Прошло совсем немного времени, и я уже бросал гантель на кушетку в дальнем конце приемной, а Йоко приносила ее по команде и садилась передо мной, держа ее в зубах, гордая. В первый же раз, когда на свежем воздухе я опробовал дать одно из тех упражнений, что предлагаются на состязаниях, она получила бы у меня за их выполнение все десять баллов из десяти. Но кажется, я несколько пристрастен.
    Возьмем теперь два простых действия: выполнение команд "Сидеть!" и "Лежать!". Попытаемся, используя наш метод и не применяя силу, научить собаку четко реагировать на данные команды. Чтобы ускорить процесс, необходимо прибегнуть к подкупу. Иными словами, мы показываем награду, чтобы стимулировать движение. Как только достигается этот уровень понимания, мы обращаемся к команде и подаем ее только голосом, затем ждем, чтобы было сделано верное движение. Тогда мы придаем этому движению законченный вид. Для отработки команды "Сидеть!" покажите собаке лакомство, даже дотроньтесь им до кончика ее носа. Скажите: "Сидеть!" - и медленно переместите лакомство вверх и назад, чуть дальше линии глаз собаки. Сложение у собак такое, что если голова поднимается вверх и назад, то задняя часть туловища непременно опускается.
    Для отработки команды "Лежать!" выберите такое препятствие, чтобы для его преодоления собаке нужно было лечь на брюхо. Это будет зависеть от размера собаки. Например, для немецкой овчарки подошел бы кофейный столик. Подведите к нему собаку и предложите ей лакомство, держа его в руке под столиком, то есть под препятствием. Когда собака потянется за лакомством, медленно отодвигайте его под препятствием, побуждая собаку двигаться следом и командуя при этом: "Лежать!" В тот момент, когда ее брюхо коснется пола, дайте вознаграждение.
        Теперь, когда мы научили свою собаку делать то, чего мы от нее добиваемся, остается отучить ее делать то, что нам не нравится. Для достижения этой цели используем систему отрицательного подкрепления.


                                                                                                                        содержание                                                                                            далее